Туапсе в начале войны

М. Л. Попова

ТУАПСЕ В НАЧАЛЕ ВОЙНЫ

Мария Лаврентьевна Попова (1912—1990 гг.) в течение двадцати двух лет (1952—1974 гг.) работала директором Туапсинского историко-краеведческого музея. На протяжении длительного времени разрабатывала тему «Туапсе в годы Великой Отечественной войны». Она вела огромную переписку с участниками войны, сотни архивных дел музея и тысячи подлинных экспонатов военного и послевоенного времени — это результат ее кропотливого труда. Все исследователи по теме «Туапсе в Великой Отечественной войне» в той или иной степени использовали собранные ею материалы. За честное и добросовестное отношение к труду она награждена восемью медалями и главной, особо ценимой ею наградой — орденом Отечественной войны II степени.

Весть о войне черной зловещей птицей пронеслась над городом и селами района. Только вчера, закончив трудовую неделю, люди сегодня улыбались залитому солнцем воскресному утру, сулившему хороший отдых. Но осу­ществиться отдыху было не суждено. Война нарушила привычный ритм жизни туапсинцев.

В день начала войны горкомом партии были проведены два общегородских митинга: в театре городского парка и во Дворце культуры нефтяников.

С сообщением о начале войны на митинге в городском парке выступил первый секретарь горкома (ГК) Коммунистической партии Д. В. Пьяниченко, а во Дворце нефтяников — секретарь ГК ВКП(б) И. В. Бутурлин. После их сообщений один за другим участники митинга поднимались на трибуну и в речах высказывали возмущение вероломству фашистов, призывали не жалеть крови, а если понадобится, то и жизни, для защиты Родины. В выступлениях и резолюциях, принятых на митингах, с огромной силой прозвучали слова лютой ненависти к фашистам, железной воли к победе над немецкими захватчиками. Свыше ста заявлений поступило в президиум митинга с просьбой направить их в действующую армию добровольно.

На следующий день с большим патриотическим подъемом прошли митинги по всем предприятиям города и селам Туапсинского района.

В те дни в военкомат потоком поступали заявления патриотов с просьбой направить их на фронт или зачислить в ряды народного ополчения. Заявления писали люди разных возрастов и профессий. Только за три дня в военкомат поступило 235 заявлений. Поток заявлений ежедневно возрастал. На фронт уходили не только мужчины, но и женщины. Окончив кратковременные медицинские курсы, они шли в действующую армию медсестрами, санитарками, радистками.

Много туапсинцев ушло на фронт по путевкам горкома и райкома комсомола. В их числе: секретарь горкома комсомола Станислав Быков, лаборантка нефтезавода Антонина Шубина, работница библиотеки им. Пушкина Ирина Нежданова, железнодорожники Варвара Качаева, Борис и Георгий Калугины и многие другие.

После окончания кратковременных курсов радистов Антонина Шубина изъявила желание лететь в тыл врага для проведения разведывательной работы. Она была высажена с парашютным десантом и работала в подпольных группах городов Николаева и Херсона, самоотверженно и мужественно выполняя задания командования. А когда пришлось умереть, она не дрогнула перед врагом, не выдала товарищей. Погибла гордо, как истинный герой.

Ирина Нежданова была направлена по ее просьбе на медико-санитарное судно «Грузия» медсестрой. Ей не один раз довелось сопровождать раненых воинов из Одессы и Севастополя. Она тоже погибла.

Ушедших на фронт мужчин на предприятиях заменяли женщины. На механическом заводе имени XI лет Октябрьской революции 37 женщин к августу 1941 года заняли места ушедших на фронт мужчин. М. Ф. Пашкова — жена главного инженера, стала работать диспетчером транспортного цеха вместо ушедшего на фронт Бурлило и с работой вполне справлялась. Шофера Горбачева заменила его жена Ю. И. Горбачева. На судоремонтном заводе (СРЗ) вместо призванного в армию Корниенко успешно работала за слесарным станком его сестра. В войну пришли работать на хлебозавод и трудились по-ударному Полина Потемкина, Шундрина и другие.

В первые месяцы войны Туапсе был глубоким тылом. Поэтому сюда железнодорожным и водным транспортом поступало большое количество раненых фронтовиков. Встала необходимость организации госпиталей. И с этой задачей своевременно справилось местное руководство, развернув госпитали в школах № 3, 5 и 7 и в здравницах, расположенных в сочинском направлении.

В оборудовании госпиталей, а затем в приемке и уходе за ранеными большую помощь оказывали домохозяйки, учителя, медработники и учащиеся. Они приносили в госпитали столы, стулья, посуду. Помогали писать письма родным и знакомым, раздавали обед, стирали белье. А когда медработники — главврач городской больницы К. В. Максимук и хирург Г. М. Ступаченко, обратились к населению с просьбой сдавать свою кровь для-лечения раненых, то женщины снова горячо откликнулись. В ряды доноров вступали целыми группами. К лету 1942 года донорское движение стало массовым и насчитывало более шестисот человек. Н. Радецкая — санитарка городской больницы, А Коротычева — работница железной дороги, Е. Шебершина — заведующая детским садом и другие без отказа, по первой просьбе, сдавали свою кровь. Особенно хорошо сумели организовать оповещение доноров пламенные патриотки и активные общест­венницы — учительницы М. М. Бурылина и Е.Ф. Бакина. Подобрав себе учащихся, установив дежурство, они всегда вовремя обеспечивали вызов нужного количества доноров.

Умело организовала работу сандружинниц председатель городского общества Красного Креста А. И. Зверева. Группы сандружинниц быстро появлялись всюду, где только необходима была их помощь. Их можно было встретить за разгрузкой раненых, ухаживающих за ними в госпитале, за работой по извлечению пострадавших из завалов. И вполне заслуженно горисполком вынес большой группе сандружинниц благодарность за отличную работу. В их числе командир дружины Е. Д. Ковшова, кассир садзелентреста А К. Кабица, Е. Ф. Ге­расименко, А. И. Зверева, А. П. Нефедова, П. С. Позднякова, Т. Д. Томилова.

Кроме раненых воинов в Туапсе вскоре стали прибывать в большом количестве эвакуированные гражданские лица, детские учреждения, больницы, госпитали, оборудование предприятий.

Необходимо было четко и умело координировать всю работу порта, железной дороги, нефтебазы, подчинив их условиям военного времени. Таким опера­тивным органом стал городской комитет обороны под председательством первого секретаря городского комитета ВКП(б) Д. В. Пьяниченко (позднее смененного П. Д. Шматовым). В комитет обороны также вошли председатель туапсинского горисполкома Д. А. Шпак, начальник городского отдела НКВД* Свинобаев, командир 485-го зенитно-артиллерийского полка ПВО майор Аникин, начальник политотдела Черноморского нефтеналивного пароходства («Сов-танкер») Г. Н. Морозов, начальник б-го политотделения железной дороги Зинченко”.

Городской комитет обороны наряду с другими весьма важными вопросами обратил самое серьезное внимание на обеспечение слаженной и четкой работы морского порта и железной дороги.

Перед коллективом порта была поставлена задача: немедленно сделать порт недоступным для проникновения вражеских подводных лодок, подготовить его для приемки разнообразных грузов и организовать бесперебойную работу.

С поставленными задачами портовики справились в срок и с честью. Работая день и ночь, они установили заградительные боны, в короткое время осу­ществили работы по закрытию западных ворот, оставив лишь центральный вход в порт. Быстро перестроились на военный лад все службы порта. В августе и сентябре 1941 года прибытие транспортных судов все возрастало. Если в июле 1941 года в порт прибывало в декаду три —пять судов, то к концу лета их поступало уже по два —три в день. Естественно, что и обработка судов стала все более затруднительной. Распоряжением городского комитета обороны все портовые работники были переведены на казарменное положение. Но и это решение не обеспечивало своевременную обработку судов.

К сентябрю 1941 года, с уходом на фронт многих портовиков, положение еще более осложнилось. Поток судов с людьми и оборудованием все увели­чивался, и вопрос своевременной обработки судов стал первостепенным. Появилась необходимость дополнительной помощи портовикам. Тогда горком ВКП(б) и городской комитет обороны приняли постановление о мобилизации рабочих со всех предприятий города с выделением им соответствующей техники.

С прибытием в порт дополнительной рабочей силы и техники работы по погрузке и выгрузке судов пошли дружно, бесперебойно. Работа, что называется, кипела. Фронт ждать не мог, и поэтому работать приходилось день и ночь. Только с 16 сентября по 1 октября всеми работающими по мобилизации было отработано 1114 человеко-дней.

В ноябре—декабре у причалов порта становилось еще больше грузовых, нефтеналивных и военных судов.

Досрочно обработать корабль — постоянная цель портовиков, и они, не считаясь ни с дождливой погодой, ни с штормами, работали быстро и слаженно. Уставшие, осунувшиеся от круглосуточной напряженной работы, старший диспетчер Н. И. Дыба, диспетчеры С. И. Ротов, Г. А Голоха, заместитель началь­ника порта К. И. Боженко буквально забыли, что такое отдых, нормальный сон. Они редко бывали дома.

Несмотря на массированные налеты немецкой авиации и причиненные ею разрушения, портовики обеспечивали прибывавшие суда своевременно погрузкой и выгрузкой, одновременно восстанавливая разрушенное. Только за период с июля 1941 по июль 1942 года порт Туапсе принял около 150 тысяч раненых воинов и более 120 тысяч человек эвакуированного населения.

В 1942 году коллектив порта работал с еще большим напряжением, выполнив за два с половиной месяца годовую программу мирного времени.

Труд туапсинских портовиков по достоинству был оценен Наркомом Морского флота СССР. В результате самоотверженной работы, умелого развертывания социалистического соревнования порт Туапсе занял первое место среди всех портов Советского Союза, за что получил переходящий вымпел Наркома Морского флота и первую денежную премию. За хоропгую работу и своевременное выполнение заданий командования 20 человек получили ордена и медали.

Высокая оценка деятельности порта еще более воодушевила коллектив на безупречный и самоотверженный труд во имя быстрейшего разгрома врага. Достойно зарекомендовали себя бригады грузчиков, которыми руководили Т. С. Пищулин и А. Я. Качурин. Возглавляемые ими бригады работали на самых ответственных и опасных участках. Трудились по-стахановски, выполняя дневное задание на 150—170 процентов. Их лозунгом стали слова: «Скорей! Фронт не ждет!».

Николай Иванович Дыба был уважаемым человеком не только среди коллектива порта, но и у экипажей военных кораблей. Его умению организовать досрочную обработку судов даже в самой тяжелой обстановке не раз восхищалось флотское командование. За 35 лет работы у морских причалов Н. И. Дыба накопил богатый опыт. Николай Иванович был лучшим организатором внедрения стахановских методов труда.

И таких патриотов в порту было очень много. Настоящими стахановцами были: И. А. Дударев, П. А. Киселев, В. М. Кочнев, А. А. Харченко — грузчики порта; А. А. Железняченко — машинист портовой водокачки, И. Т. Леськов — плотник, Л. С. Студентов — старший электромонтер и многие другие.

В напряженное для Туапсе время важную помощь фронту оказали механические мастерские порта под руководством энергичного и волевого начальника коммуниста И. В. Варламова. Они четко и быстро обеспечивали ремонт не только судов местного флота, но и военные корабли, подводные лодки, автотранспорт. Высококачественно и в срок к 1 января 1942 года были проведены работы по реконструкции водопровода, после чего суда быстро и бесперебойно получали пресную воду. Когда пришла необходимость изготовления железных печек, то из 2350 штук заказа 500 штук изготовили портовики и отправили на фронт для землянок героям-защитникам Туапсе. Ударно, по-стахановски, работали кузнецы и токари Т. Т. Галопов, Н. В. Ля-шенко, В. П. Обухов, П. Е. Скорина и другие.

Важную роль в годы войны сыграл местный портофлот, насчитывавший перед войной 15 единиц. Часть из них ходила на внешнем рейде, а часть, такие как буксирные катера «Борей», «Рекорд», «Кафа», сухогрузные баржи и плавкраны, согласно приказу командира Туапсинскои военно-морской базы № 123 от 24 декабря 1941 года вошли в подчинение начальника плавсредств ТВМБ и выполняли его задания внутри порта. Они спасали людей, тушили пожары на судах и причалах, буксировали транспорт.

Не один раз буксирные катера показывали примеры мужества и отваги. Но, пожалуй, из всех буксиров примером четкости в работе и быстрого обслуживания являлся экипаж буксирного катера «Борей» под командованием отважного капитана Ф. О. Перепелкина.

Первое боевое крещение «Борей» принял 23 марта 1942 года. От трех прямых попаданий пятисоткилограммовых авиабомб на минном заградителе «Николай Островский», стоявшем на ремонте у широкого мола, произошел пожар, корабль стал быстро крениться на правый борт. Команда «Борея» в разгар вражеской бомбардировки стремительно пошла на помощь «Николаю Островскому». Экипаж буксира четко выполнял свои обязанности. Кочегар К. И. Рогов и матрос С. И. Загвоздин буквально из пожарища выхватывали людей. Задыхаясь от едкого дыма, обжигая руки, лицо, они сумели спасти жизни восьми военным морякам. Матросы С. Ф. Форощук, В. Е. Николаев, второй механик С. В. Мельниченко под руководством второго помощника капитана Н. П. Гора вылавливали людей в море. Третий механик П. М. Ко­лесников, матросы И. М. Воронин и Кирпичников мужественно сражались с огнем, направляя струи воды на пылающие очаги. Стремительными усилиями команды «Борея» и других плавсредств пожар был ликвидирован, но спасти всех на «Николае Островском» не удалось. К сожалению, многие члены экипажа погибли. За проявленное мужество команда буксира «Борей» получила благодарность от командования Туапсинской военно-морской базы.

На следующий день, 24 марта, «Борею» довелось вести борьбу с пожаром и спасать людей на плавбазе подводных лодок «Нева». От прямого попадания авиабомбы возник пожар, в отсеки хлынула вода. Корабль стал быстро крениться на левый борт. Храбрецы экипажа «Борей» устремились на выручку товарищам и совместно с аварийной группой плавбазы «Нева» около четырех часов мужественно и настойчиво боролись с разбушевавшимся пожаром.

Много усилий пришлось приложить команде «Борея» и по тушению пожара, возникшего от вражеской бомбардировки 9 августа 1942 года. От прямого попадания немецкой авиабомбы возник пожар на южном молу, у которого были ошвартованы корабли и баржи. От загоревшейся нефти пожар быстро распространился по всему пирсу, перекинулся на корму парохода «Димитров». Большая опасность грозила остальным судам и городу. На ликвидацию пожара были брошены все имеющиеся в наличии противопожарные средства.

Позднее в своем приказе № 0444 командир Туапсинской военно-морской базы (ТВМБ) контр-адмирал Г. В. Жуков записал: «Отмечаю самоотверженную и мужественную работу по тушению пожара на южном молу порта и объявляю благодарность: начальнику штаба ОВРА капитану 3-го ранга А А Керн, командиру охраны рейда капитан-лейтенанту Б. Д. Берничук, личному составу катера «Борей», личному составу буксиров «Кафа» и «Рекорд».

Образцы мужества в войну проявляли и команды парусно-моторных катеров портофлота, действовавших по выполнению боевых заданий военного командования. Они обеспечивали фронт людьми, боезапасами, вооружением, вывозили в тыл раненых.

Нельзя не сказать добрых слов и о работающих в порту женщинах. Занятые на самых тяжелых участках, они никогда не отставали от мужчин. Когда в порту стало не хватать рабочих, у Марии Григорьевны Тарасовой возникла мысль перейти на работу грузчицей. Вскоре она организовала женскую бригаду. Бригада Марии Григорьевны всегда показывала высокие образцы стахановского труда, за что неоднократно получала благодарности от руководства порта. Под стать бригадиру такими же ловкими и трудолюбивыми были и члены ее бригады Устинья Рябыкина, Нина Елисеева, Мария Саенко.

В октябре 1941 года комсомолка Татьяна Паас стала работать мотористом лоцманского катера «Ястреб». Первое время Татьяна ощущала трудности, мотор

заводить ночами приходилось без света, наощупь, она плохо переносила морскую качку, но потом привыкла и не раз получала похвалу от старшин катера. Десять лет работы в порту среди стойких и мужественных моряков воспитали у нее волевые качества, и она вместе со всеми делила трудности войны. Татьяна Паас, имея двоих маленьких сыновей, оставляла их на младшую сестру, у которой тоже было двое деток, и всегда тревожилась за их судьбу.

На всю жизнь остался памятным для Татьяны день 15 октября 1942 года. В тот день произошло то ужасное, чего она всегда боялась. От прямого попадания немецкой авиабомбы в дом погибли ее маленький сынишка Игорек и двое детей сестры.

В течение дня немцы бомбили город неоднократно. Находясь на внешнем рейде, катер лишь к вечеру возвратился в порт и снова начал готовиться к встрече теплохода «Калинин». При входе в порт Татьяна Александровна устремила взор на улицу Калинина, где еще продолжался пожар, и черный дым тяжелыми клубами поднимался в небо. Неимоверная боль сдавила сердце. В это время ее окликнули и сообщили о непоправимей беде. Бледность покрыла лицо Татьяны, она была потрясена тяжелым горем, молча пошла туда, где был дом, чтобы в последний раз взглянуть на маленькое тельце сынишки — жертву фашистов. Но там не оказалось ни дома, ни мертвого сына. Стиснув крепко зубы, женщина не пала духом, горе не сломило ее волю. Затаив в сердце горькую ненависть к врагу, она продолжала работать четко, с ожесточением. И в этот раз боевое задание она выполнила с честью.

В успехе работы порта, в развитии героизма и энтузиазма среди портовиков немалую роль сыграли начальник порта А. П. Гоцуляк и партийная организация, руководимая сначала секретарем товарищем Войцехович, а затем С. Е. Шапурко. Партийные собрания проводились в любых условиях. Решались вопросы, связанные не только с своевременной обработкой судов, но и оказанием всесторонней помощи Красной Армии: сбор теплых вещей, пошив обмунди­рования, сбор средств на постройку танкеров, самолетов.

Мужеству портовиков, их работе по-стахановски не уступали и железно­дорожники. Фронт требовал от железнодорожного транспорта четкой и бесперебойной работы. И железнодорожный узел Туапсе в тяжелейших условиях честно выполнял свой долг перед Родиной. Партийная организация узла, где секретарем парткома являлся П. Н. Воскресов, сумела организовать все службы на работу в режиме военного времени.

Своей ритмичной работой выделялся и коллектив железнодорожного депо, где начальником был Ф. М. Звеков, а парторгом Г. И. Кольченко.

Среди железнодорожников рождались истинные герои войны на трудовом фронте. Замечательные примеры самоотверженного труда в дни интенсивных налетов врага на город и передовые позиции туапсинского направления показали комсомольцы железнодорожного узла. Машинист комсомольского паровоза Константин Мериакри и его юная помощница Клавдия Чухмарь, невзирая ни на какие трудности, смело водили составы с войсками и военными грузами, доставляя их на позиции нередко с опережением графика,

В один из пасмурных ноябрьских дней 1942 года товарный состав отправился к передовым позициям. Первые километры пути прошли спокойно. Внезапно из-за облаков выскочили немецкие бомбардировщики и устремились на состав. Машинист Мериакри ускорил ход, и в момент, когда немецкий самолет приготовился пикировать, поезд вошел в туннель. Немцы не улетали. Выйдя из туннеля, Константин Мериакри повел поезд полным ходом. И снова атака

вражеских самолетов. В последний момент успели войти в следующий туннель. Сбросив груз бесцельно, немецкие самолеты улетели. Комсомольская бригада доставила порученный ей груз к линии фронта в целости.

Такие машинисты, как К. Мериакри, И. Ф. Савченко, Аксенюшкин, Глушко, не считаясь со временем, работали без отдыха. Когда за их составами гнались немецкие самолеты, они проявляли находчивость и, умело маневрируя, спасали составы и грузы, доставляя их действующей армии.

Хорошо зарекомендовали себя комсомольцы молодежной бригады во главе с секретарем комсомольской организации А. М. Цуркиным. Они, вступив в социалистическое соревнование, обязались производить осмотр любого состава не за 30, как полагалось по плану, а за 15 минут. И выполняли его с честью, по-комсомольски.

По-фронтовому работала бригада восстановительной летучки по ремонту станционных и деповских путей. Не обращая внимания на частые воздушные тревоги, трудились и во время вражеских авианалетов. Также не прекращала работу и бригада по составлению поездов. Составитель С. К. Овчаренко постоянно обеспечивал отправку поездов по графику.

За самоотверженный труд и проявленное мужество большая группа железнодорожников была награждена орденами и медалями. В их числе начальник дороги Д. М. Калабухов и его заместитель Н. И. Баздырев, парторг станции Туапсе Г. П. Ляшенко, начальник восстановительного поезда головного участка М. П. Поляков, заместитель начальника военно-эксплуатационного отдела И. М. Концевич и товарищи, перечисленные мною выше.

Достойно, с большим патриотическим подъемом трудились нефтебазовцы, бесперебойно обеспечивая морской, воздушный и автомобильный транспорт горючим. Именно с этой базы, оставшейся единственным поставщиком фронта, нефтепродукты направлялись на передовые позиции по суше и по морю.

Своевременно обеспечить фронт горючим в условиях непрерывных бомбардировок врага — задача нелегкая. Но коллектив нефтебазы под руководством управляющего Главнефтесбыта М. М. Саркисова сумел организовать работу так, что горючее фронт получал бесперебойно. Работы для этого велись круглосуточно. Кроме непосредственной работы нефте­базовцы ремонтировали повреждения резервуаров, нефтепроводов, вместе с пожарными тушили пожары.

Не раз своим самоотверженным трудом и храбростью отличались диспет­черы коммунисты Г. П. Анищенко и С. А. Морозов. Первый по железно­дорожным отправкам, а второй — по морским. При любой погоде, в любое время дня и ночи, несмотря на налеты вражеской авиации, эти энтузиасты всегда были на своих местах до полного выполнения задания. Когда появилась необходимость эвакуации нефтепродуктов, Анищенко и Морозов под ураганным огнем вражеской авиации в течение трех суток без сна и отдыха обеспечивали вывоз 80 000 тонн горючего. Задание было выполнено досрочно.

12 августа 1942 года от попадания авиабомб загорелся груженый бензином маршрут*. Диспетчер Анищенко не только быстро организовал коллектив, но и сам принял активное участие в ликвидации пожара. В результате двадцать цистерн, эстакада и насосное хозяйство стоимостью три миллиона рублей были спасены. Самоотверженный труд и храбрость коллектива были отмечены правительственными наградами.

Добросовестно трудились и приемосдатчики Главнефтесбыта Т. А. Черников, П. Ф. Хивренко, П. А. Миронов. Они умело организовали свой труд. Вместо обслуживания 30 автомашин по нормам мирного времени они тем же самым коллективом за смену отпускали 120 автомашин, т. е. перевыполняли довоенную норму ровно в четыре раза.

Стахановцами военного времени являлись также газосварщик А. 3. Кры-жановский, электрик П. И. Гридин, слесарь А. И. Чмель. Их самоотверженный труд также отмечен правительственными наградами.

Не менее добросовестно или, как тогда говорили, по-фронтовому, работал и коллектив хлебозавода. Их труд в прямом смысле слова был героическим. Работники хлебозавода трудились круглые сутки, дорожили каждой минутой. Они хорошо понимали, что жители города, воинские части при любых условиях должны получить свою хлебную норму. Поэтому выпечка хлеба велась круглосуточно, не взирая ни на какие трудности. По праву отличными считались бригады Т. Т. Саруяна, М. Т. Поповой, М. И. Мамоновой, И. С. Гор­бенко. Ударным трудом отличалась и П. С. Потемкина. Она пришла на работу в тяжелое время и не уходила даже в периоды бомбежек.

В глубокую ночь у хлебозавода собирались продавцы, получали хлеб и в мешках, на себе, относили его к месту торговли. А рано утром в городе открывались ларьки — дощатые павильоны, наспех сооруженные вместо разрушенных магазинов. Продавцам К. Ф. Ореховой, В. К. Скрябиной, Е. М. Ахри-менко и другим нужно было торопиться, потому что после продажи хлеба и продуктов они шли на оборонительные работы.

Примеры трудовой доблести показывали и городские связисты. Связь во время войны — основной нерв, связывающий фронт и тыл. Туапсинские связисты это хорошо понимали и прилагали все усилия для бесперебойной работы связи. Едва успеешь исправить повреждения после одной бомбар­дировки, как враг обрушивает свой смертоносный груз снова и снова. И вновь приходится устранять повреждения. Линейные мастера Л. И. Сусь, П. А. Фо­мин, И. Трущ буквально по несколько суток не уходили с линий, устраняя повреждения.

Безупречно трудились также начальник телефонной станции В. Н. Нефедов, старшая телефонистка Белевцова, телефонистки Гусева, Е. С. Перебейнова, К. Чер-кашина.

Работавшие на телефонной станции Гусева и Перебейнова хорошо представляли себе, как необходима в этих условиях бесперебойная работа связи. Они проявили настоящее мужество, и не покинули своих рабочих мест даже тогда, когда немецкая авиабомба попала в здание телефонной станции и разрушила половину его. Волной вырвало рамы, клубами вздымалась пыль. А они разогнулись, стряхнули с себя штукатурку и снова прильнули к телефонным аппаратам.

Полученная с фронта весточка радует тыловиков, пришедшее на фронт письмо от родных и близких утраивает ненависть к врагу, и воины сражаются с еще большим ожесточением. Поэтому этот важный участок работал беспе­ребойно. Городская почта даже в период сильных бомбардировок не только не прекратила работу, а наоборот, дополнительно открыла точку на Грознефти.

Не менее важным являлось снабжение города электроэнергией и водой. Коммунальщики под руководством коммуниста Г. Д. Рябенького умело органи­зовывали работы по ликвидации повреждений электро- и водопроводных линий, и город почти всегда имел воду и свет.

Все население города обучалось военному делу. Одни пошли в санитарные дружины и изучали медицинский минимум, другие стали бойцами МПВО и учились тушить пожары, обезвреживать неразорвавшиеся бомбы, многие работали на постах наблюдения за воздухом, в аварийно-восстановительных бригадах. Начальником МПВО был председатель горисполкома Д. А. Шпак, а начальником штаба — старший лейтенант А. И. Власенко. Работники местной противовоздушной обороны самоотверженно, не жалея сил, спасали жизни раненым, ликвидировали последствия налетов, дежурили на крышах домов, сбрасывали зажигательные бомбы, чем предупреждали пожары. Бойцы МПВО обеспечивали также непрерывную работу предприятий связи, электро­подстанций и других объектов.

Вот несколько примеров мужества и отваги работников МПВО.

Подрывник Алексей Андреевич Бошелуцкий до войны понятия не имел о подрывном деле. Но война потребовала, и он изучил это редкое и опасное ремесло. Теперь он так же уверенно и прочно, как когда-то строил печи, разряжал немецкие авиабомбы. Часто в штабе раздавался телефонный звонок, извещавший о том, что на улице, в порту или на корабле обнаружена неразорвавшаяся авиабомба. И тогда, получив указание начальника штаба, пожилой, сухонький, небольшого роста, но с огромной силой воли и храбрости человек, шел выполнять свое опасное задание. Он уверенно и бесстрашно подходил к малым и большим металлическим тушам, рискуя быть взорванным вместе с ними, обезвреживал их, и этим спасал сотни человеческих жизней.

«Как вы не боитесь подходить к ним?», — часто спрашивали у Бошелуцкого. «Боюсь, — отвечал он в таких случаях, — конечно, боюсь. Особенно пока приступишь к ней. А уж когда возьмешься, будьте уверены, ни о чем больше не думаешь, только бы угробить ее, подлую».

Во время налета вражеской авиации 26 марта 1942 года прямым попаданием двух авиабомб был поврежден танкер «Совнефть». Одна из авиабомб произвела пробоины выше ватерлинии и вышла за борт. Вторая попала в машинное отделение, пробила цистерну расходного топлива и там осталась, не разор­вавшись. Грозившую пароходу и людям опасность ликвидировал А. А. Боше­луцкий.

К ноябрю 1942 года подрывник Бошелуцкий разрядил свыше двух десятков авиабомб разного калибра, а к концу войны его счет значительно увеличился и достиг более трехсот обезвреженных авиабомб. За мужество и отвагу подрывник Бошелуцкий был награжден орденом Красной Звезды.

Пост № 2 в МПВО считался лучшим. Он разместился на холмике Первой Рабочей Горки, откуда хорошо просматривался весь город. Командиром его был директор средней школы № 2 П. М. Никитин. Петр Михайлович проработал преподавателем 20 лет. Но вот пришла война. Ненавистный враг бешено рвался на Кавказ, с каждым днем фронт приближался к Туапсе. Петр Михайлович по состоянию здоровья не мог пойти на фронт, но не захотел покинуть город при эвакуации. Он решил остаться в прифронтовом Туапсе и защищать его до победы. В построенной землянке вместе с ним поселились две девушки — подруги Таня и Вера. Девчата были веселые, неугомонные и смелые. Они были хорошими помощницами начальнику поста не только в наблюдении за врагом, но и в доставке пищи, а также как связные.

В задачу поста входило зорко следить за воздухом, точно засекать очаги поражения и немедленно сообщать в штаб МПВО. И тогда спасательная команда, не теряя ни минуты, мчалась к месту бомбежки.

Немало было таких случаев, когда при налете воздушного врага осколками зенитных снарядов засыпало их холм, землянку. Огонь усиливался, осколки градом падали рядом с постом наблюдения, но осунувшийся, обросший седой бородой Петр Михайлович, не обращая на них никакого внимания, стойко и хладнокровно следил за воздухом, ни на минуту не покидая своего поста. Этот пожилой человек в свои 52 года чувствовал себя воином. Он и его молодые помощницы, как и тысячи других туапсинцев, своим самоотверженным трудом олицетворяли мужество осажденного города. Они при непрерывных бомбежках добросовестно несли службу, помогая своим трудом тем, кто стойко стоял на огневых рубежах, сдерживая натиск немецких войск северо-восточнее Туапсе.

Приказом начальника гарнизона № 41 от б ноября 1942 года Петру Михайловичу была объявлена благодарность, а в мае 1943 года Никитин с гордостью приколол на грудь медаль «За отвагу». Благодарность и медаль «За отвагу» получили и его юные помощницы.

Шли месяцы войны, фронт постепенно приближался к Кавказу, и Туапсе перестал быть глубоким тылом. Близость войны город стал ощущать уже с марта 1942 года. А летом этого же года бомбардировки немецкой авиации стали непрерывными и массированными.

Основным объектом бомбежек вражеские летчики избрали порт. Немцы своим смертоносным грузом безжалостно разрушали все. Гибли работавшие в порту люди. Но портовики не дрогнули. Мужественно, в исключительно тяжелой обстановке работал коллектив порта, изо дня в день, из месяца в месяц успешно справляясь с задачами, поставленными Военным советом флота.

«…Пожалуй, ни на одном предприятии люди не работают так напряженно и быстро, как в порту. Все спешат, дорога каждая минута», — так писала газета  «Красный Черноморец» 25 октября 1942 г.

Вражеская авиация наряду с фугасными авиабомбами много сбрасывала и  зажигательных. Некоторые из них вызывали пожар, Но всегда путь огню — преграждали отряды противопожарной службы, которой руководил А. Б. Ша-   пиро. Мужественно и смело бойцы вели борьбу с такими пожарами, потушить которые в той обстановке казалось невозможно. Но они тушили и выходили победителями.

13 августа 1942 года в результате сброшенных врагом «зажигалок» загорелся резервуар с бензином. К месту происшествия прибыл отряд противопожарной службы. Но бак к этому времени настолько накалился, что буквально трещал, температура поднялась выше 1000 градусов. Положение было весьма угрожающим, каждую минуту мог произойти взрыв. Люди в страхе отступили. Не отступил от грозного огня лишь один пожарник — комсомолец Павел Сикорский. Подойдя к горящему резервуару на расстояние до пяти метров, отважный юноша стал стремительно поливать его пенным раствором. Его товарищам за свою минутную слабость стало стыдно и они, следуя примеру смельчака, приблизились к пожару, сбивая с него пламя. Павел уже успел получить ожоги рук и лица, на нем загорелась одежда, но он по-прежнему оставался к резервуару ближе других. Чтобы предотвратить дальнейшие ожоги и дать возможность сбить пламя, его начали поливать водой из шланга. Еще несколько длительных минут упорной борьбы с огнем. Задыхающимся от дыма Павлу Сикорскому и его товарищам наконец-то удалось сбить огромные языки пламени, а затем и потушить пожар. Взрыв был предотвращен, резервуар с бензином спасен. За проявленные мужество и смелость П. И. Сикорский был награжден медалью «За отвагу».

Летом 1942 года германская армия развернула наступление на Кавказ. Возникла угроза прорыва вермахта к Туапсе. Городской комитет обороны и горисполком спешили завершить эвакуацию людей и оборудования пищевых предприятий. Согласно приказу командующего Черноморским флотом № 00494 от 8 августа 1942 года началась эвакуация военного и государственного имущества из города Туапсе. С каждым днем населения в городе становилось все меньше.

Силами трудящихся города и района усиленно проводилось строительство оборонительных рубежей на подступах к Туапсе. В сентябре 1942 года согласно приказу командующего Черноморской группой войск Закавказского фронта генерал-полковника Я. Т. Черевиченко развернулось строительство оборони­тельных сооружений в самом городе Туапсе. Все работы были закончены в установленный военным командованием срок, а многие объекты выполнены досрочно. Маленький курортный Туапсе превратился в фронтовой город. Начиналась туапсинская оборона.